Навигация

· Фольклор
· Песни КАЭ
· Музейные афоризмы
· Полевой симпозиум
· Ваня Троицкий

«О поле, поле, кто тебя усыпал?..»

02.01.2003: Красовская К. Г., Филиппова Т. А.
Не могу не копать или я тебе как филолог археологу…

Эпопея-боевик о трудовой жизни археологов, увиденной глазами филологов, ненавязчиво примкнувших к КАЭ, дабы дня три покупаться, посмотреть, как другие копают и при случае самим подержать лопату.

(Изложение рульных событий на фоне темного видоса из жизни центровых чуваков в семи частях).

Соде - ржание

Часть 1 Спираль и водка
Часть 2 Мидии в раскопе или арбуз в отвале
Часть 3 Утро туманное
Часть 4 «Вдали от вас мы загниваем…»
Часть 5 Некоторые интимные подробности быта
Часть 6 Байки из раскопа
Часть 7 Жизнь продолжается!
Разное Как показывает практика, самое интересное

Перепечатка данного издания, тиражирование с последующим распространением в массы приветствуется!

Часть первая, она же вступительная с элементами рефлексии

Мы - филологи. Просим не путать с филологинями, ибо назвать нас последними - то же самое, что сказать археологу, что он роет землю, а не копает.
Повествование же наше представляет собой скромный ответ на великое литературное творение известных на земле уральской и за ее окраинами археологов Г. Головчанского и А. Жуковского. Сразу же оговоримся, дабы предварить строгие суждения сопалаточников и не только их.
Сие повествование написано вольным стилем, жанр обозначен выше, а композиция…представляет собой некую мозаичную структуру, состоящую из ряда фиксированных блоков, своевременно всплывших в воспаленном сознании в период акклиматизации и адаптации к условиям городской жизни после 2-х месячного пребывания в археологическом климате.
На сегодняшний момент нами выявлены следующие последствия длительного пребывания в археологической среде: некоторое помутнение филологического сознания, вынужденное нарушение кислотно-щелочного баланса, укрепление мышц рук, повышение «уровня циничности» по отношению к объектам изучения (в количестве 26-ти), повышение интереса к тому, что валяется под ногами, странное ощущение во время пробуждения (почему рядом с тобой нет тех 4-5-ти человек, вместе с которыми ты так привык просыпаться поутру), устойчивый запах «Примстона», мягко и игриво окутывающий палатки, соседнюю территорию и т.д. и т.д.
Возможно, вы будете смеяться и показывать в нашу сторону пальцем, но мы действительно первый раз в жизни жили в палатках. Не думайте, мы не рафинированные филологические девочки, которые от звуков комара громко вздрагивают. Мы все-таки бывали в экспедициях, но только фольклорных, а там, как известно, совсем другая специфика: общаться приходится с живыми бабулями и дедулями, а не с бренными костьми (прости нас, Господи). Поэтому, честно говоря, житие на кладбище в палатках сразу же сильно ударило по впечатлению.
При всей любви к животным и насекомым все-таки невозможно поспорить с тем, что пыскорские москиты - отменные твари. Бывало, возвращаешься с «пленэра» и чувствуешь, как твое тело в районе «ниже пояса» медленно и нежно пухнет. В такие моменты понимаешь, что изобретатели фумитокса и спирали от комаров - не просто гении, а гении, заслуживающие получения нобелевской премии.
Кстати о спирали. Эта замечательная, изящная зелененькая штучка в течение 2-х месяцев служила стопудовой защитой от жужжащих тварей разных калибров, будь то мелкие мошки или жирные пауты. Ее волшебный запах обеспечивал здоровый, крепкий и вечный сон насекомым и временный крепкий сон - более разумным жителям палатки. Правда, однажды случился неприятный конфуз.

Спираль и Жуковский

Эх, Жуковский, если бы не мы, не видать тебе на своей груди волос - красы и гордости настоящего мужчины!
Мы и не подозревали, что Александр предпочитает спать со спиралью, причем горящей, на груди (бедняга, совсем одичал во время экспедиции). К счастью, мы вовремя вернулись в палатку, в которой, как и ожидали, увидели безмятежно спящего, покрытого трупами комаров, Шурика. Теперь в его знаменитом камуфляже зияет небольшая, но очень памятная дырочка. Исходя из опыта Саши, хотим настоятельно порекомендовать: не спите со спиралью! (это небезопасно для здоровья)
Что касается водки. Это прозрачная жидкость, в составе имеющая воду и этиловый спирт. Используется исключительно для протирания тела во время болезни, рук во время отсутствия воды и лица, дабы удалить остатки отвальной пыли, сделав тем кожу лица на несколько тонов светлее. В лучшие времена может использоваться для протирания обуви, но, скорее всего, после этого последует удар в дычу за…неэкономное использование средства. Вообще, как показывает практика, у данного средства выявлено лишь одно негативное свойство: крайне быстрое, даже можно сказать, чрезвычайно стремительное испарение из сосуда.

Часть вторая, повествующая о фруктах и морепродуктах

Ты помнишь, ночью в тишине
Вкушали красный фрукт
С тобою мы вдвоем…


На самом деле мы решили написать эту часть ради ее названия: «Мидии в раскопе или арбуз в отвале». Хотя…тот день и был памятен, но не только гастрономическими изысками.
Работали страстно, так как знали, что к вечеру должен прибыть начальник «с плюшками». А поскольку вдали от цивилизации чувство голода становится вдруг изобретательно избирательным и начинает выделываться, то возникают странные прихоти, как, например, у Светланы: внезапно хочется мидий. Ну где в такой глуши взять мидии? Остается единственный выход - заказать «засланцам» в город. Так что в тот день Света ждала мидии от засланца-начальника, а все остальные ждали плюшек.
Вечер был скрашен не только приездом начальника, но и прибытием непосредственно на ночной раскоп Стаса Лившица, Сергея Ильина и их друга с большим арбузом, изящно ступавшего с ним по бровке. Таким образом, на раскопе было людно, сытно (комарам особенно) и весело.

Часть третья, весьма туманная

Неторопливо пересчитывая ребра,
Сижу в могиле темной я…


Китайские дни

"Нашествие китайцев на лагерь!" - сказала как-то Настя Васильева, увидев, с каким разрезом глаз мы выползаем из палатки. Неудивительно, ведь начались китайские дни. Это когда уже в 6:30 нужно идти к раскопу, волоча за собой по росе лопату. В столь ранний час обычно хочется сосредоточить все внимание на какой-нибудь ямке, что находится в непосредственной близости к стенке раскопа, и, устроившись поудобнее, медитативно ковырять совочком землю до материка или до завтрака.

Галька

«С днем рождения, Григорий Петрович!» - разносилось по раскопу ранним, туманным и душным утром, явно предвещавшим жаркий день. Вадик, прогуливаясь вдоль отвала с сотовым телефоном, чего-то желал начальнику, находившемуся в Перми. «Да, кстати, - продолжал Вадик, - мы тут, кажется, на погребение наткнулись…»
За час до разговора филологическая Татьяна как обычно ковырялась в секторе. Наткнувшись на что-то твердое, она обратилась к опытнейшему из мнсов Жуковскому с вопросом, что бы это могло быть. Постучав лопатой по подозрительному объекту, Александр заметил: «Галька!» Доверившись заключению мнсов, но, все-таки слегка смутившись подозрительно большому размеру гальки, Татьяна продолжила зачистку. «Как странно», - думала про себя Татьяна, постепенно расчищая надбровные дуги.
Итак, день оказался действительно жарким. Спустя некоторое время вокруг «первенца» собрались все. Стояли на безопасном расстоянии, дабы не заразиться чем-нибудь. Таня была удалена с раскопа и стояла в некотором замешательстве, сообразив, что откопала что-то не то, ибо археологи внезапно стали метаться по раскопу, тряся друг перед другом планами и нервно переглядываясь. Светлана порекомендовала бледной Тане на всякий случай протереть руки, простите, спиртом.
В этот день никто не мог спокойно продолжать работать. Высшее командное начальство в лице Вадика поначалу пыталось отгонять народ, время от времени подползающий поглядеть в раскоп, где расчищали жмура. По мере его расчищения облегчалась работа дежурным по кухне, т.к. народ постепенно переставал хотеть есть. После того, как стало понятно, что голова «первенца» была несколькими столетиями ранее отрублена, у многих что-то сжалось в районе седьмого шейного позвонка, и каждый внезапно понял, что лучше все-таки продолжить работу.

Часть четвертая, лирическая

«Павел Анатольевич! Поздравляю вас и ваших мнсов с днем археологии (надеюсь скоро вернуться). Большой привет Магадану и Ивану.


Жуковский-Пыскорский».
( Сообщение на пейджер 15.08.2002)

Сообщение на пейджер 3.08.2002



«Дорогие археологи! Вдали от вас мы загниваем. Невозможность приехать к вам в ближайшее время толкнула нас вчера на безумный поступок - провести 7 часов в Нижней Курье. Сами понимаете, знакомство с археологией без знакомства с Магаданом и Корчагиным было бы неполным. Поэтому вчера мы добровольно подчинялись Магадану. Как он громко орет, однако, чувствуешь себя в армии. Представляете, он категорически не дает принимать никакую другую позу, кроме позы археолога, зорко следит, чтобы никто не разгибался. Также доводим до вашего сведения, что расчищать корни деревьев и считать венчик особой находкой - это просто неприлично после того, что мы видели и трогали в Пыскоре. До встречи.
Филологи с археологическим напылением».

Лопата

Не стоить думать о ней как о предмете, при помощи которого вы копаете грядки на даче или роете траншею под водопровод. Такое узкое использование этого замечательного орудия труда не дает полного представления об его уникальности. Лопатой можно не только копать землю, но и косить траву, отбрасывать отвал, делать зачистку, наконец, при большом желании и отсутствии дополнительных возможностей, лопатой вполне можно открыть банку консервов. На раскопе лопата часто служит археологу опорой в минуты задумчивости при игре в тумбочку. Наконец, знающие люди в лице Александра Сергеевича Жуковского утверждают, что с лопатой нужно обращаться нежнее, чем с женщиной. Это без комментариев.

Сообщение на пейджер 30.08 2002



«Дорогие археологи! Расставание с вами просто непереносимо. Мы не можем спокойно спать на мягком диване, нас угнетает обилие и доступность любой пищи, кусок колбасы с трудом проходит в горло. Уверены, что вы до сих пор в поте лица откапываете и зарисовываете очередное погребение. Смеем надеяться, что вам без нас не очень комфортно, особенно в молодежном общежитии.
Безутешные филологи».

Часть пятая, интимная.

О палатка, стоящая с краю,
Пролежит чрез тебя вечный путь,
Веришь, ночью тебя я узнаю
Не смогу я растяжку не пнуть.


История молодежного общежития №1 или вся правда о палатке под красным фонарем.

Основы молодежного общежития №1 заложил Микаэл. Он выбрал заросший травой кусочек пыскорского кладбища, на котором, по его мнению, было меньше всего неприятных спине и бокам особенностей ландшафта. Тогда Микаэл еще не знал, какая ответственность лежит на нем, ведь за время экспедиции палатка, торжественно поставленная им, была самой посещаемой. Палатка была примечательна и тем, что в ней спали начальственные органы, лежали такие важные вещи как нивелир, полевухи, не говоря уже об особых находках и пакетике с тленом.


Что касается нас, в палатке мы жили впервые, поэтому толком не знали, что там и к чему. После отъезда Микаэла и Давида в палатку с красным фонарем переехал Жуковский. Этот румяный МНС, не торопясь, разложил по кармашкам палатки свой запас "Беломора", критически осмотрел наше жилое пространство и, поочередно беря в руки вещи, забытые Тавризянами, оставленные гостями предметы, разный мусор, глядя прямо в глаза, спрашивал: "Что это?" Признаемся, нам было очень стыдно за весь этот бардак, ведь мы действительно не знали, что всё "это" делает в нашей палатке.
После сезона дождей перед входом в палатку мы воткнули много лопат и развесили на них спальники - просушиться, только вечером в нужное время никто их не снял, и они вновь нехило отсырели. Потом-то мы поняли, что самое главное в этом деле убрать не спальники, а лопаты, потому как коллеги, возвращающиеся в палатку в темноте, могут в этих лопатах заблудиться.


Постепенно все самые частые гости перестали возвращаться к себе домой, так и остались жить у нас. Мы всех принимали, проявляя искреннюю заботу. У нас даже Вадик несколько раз ночевал, так мы ему из палатки на пейджер скидывали, чтобы он у соседей не задерживался, скорее шел спать домой, а не то спальник и вещи его на улицу выбросим, место все-таки занимают. Спали обычно в тесном контакте, периодически испытывая чувство локтя и дружеское рукопожатие на шее в час, когда храп Жуковского достигал своего апогея и Григорий Петрович, буквально читая мысли соседей, пытался заткнуть Александру Сергеевичу глотку, но иногда ошибался спящим телом. Вообще по затыканию Жуковского специализировалась Ксюша. Это занятие отвлекало ее от крепкого здорового сна каждые 10-15 минут. Вот ведь не повезло - музыкальное образование у человека (не у Жуковского, у Ксюши). Ничего из классики Жуковский, к сожалению, выхрапеть не мог.
Нашему Сане с его тягой к порядку и обостренным чувством чистоплотности было непостижимо далеко до первокурсника Стаса. На раскопе он выглядел, как аптекарь, которого оторвали от дел и срочно попросили копать. Мы после первого дня работы поняли, что перчатки абсолютно не нужны, потому что руки в них пачкаются еще быстрее, чем без них. А Стас! Его перчатки были каждый день белыми и свежими, отнюдь не потому, что он не работал. Каждый вечер пара перчаток сушилась на перекладине в кирпичной арке, а Стас, не торопясь, перебирал свои вещи, каждая из которых лежала в отдельном целлофановом пакетике.
Стыдно сказать, но по сравнению с вещами Стаса наши рюкзаки выглядели так, будто там что-то взорвалось. Одним из самых интересных зрелищ, помимо раскопа, была приборка, которую Стас практически ежевечерне устраивал в палатке. Начиналась она с того, что Стас строил соседей по палатке Лёху и Рому: они выносили на свежий воздух спальники и пенки. Затем Стас, вооружившись специальной тряпочкой, производил влажную уборку. Спальники вытряхивались, пенки протирались, соседи выслушивали упреки по поводу расставленных по палатке носков и разбросанных окурков.
Кстати об окурках. Помним момент, когда Стас первый раз нашел в палатке окурок. Можно было подумать, что он наступил на гадюку или еще на что похуже. Громко выкрикивая нецензурные слова и имена своих добрых соседей, Стас выбежал из палатки. В руке его брезгливо был зажат окурок, который, будучи сигаретой, принадлежал Роме… Через несколько минут Рома вынужденно переехал в другую палатку.

«Чистилище» или Настина баня.

Настина баня. Это сладкое волшебно-волнительное словосочетание приводило нас на протяжении двух месяцев в абсолютный экстаз. Если бы не Настина баня, мы так и не узнали бы правды друг о друге (например, что Жуковский, оказывается, блондин со светлой кожей, а у Вадика, оказывается, волосы нежного рыжего цвета). Действительно, удивительное - рядом!
Когда мы впервые посетили замечательное банное заведение, Кирюшка (устами младенца…) отметил, что помытый Жуковский очень даже ничего, в общем, красавец. Спасибо ребенку за невинную лесть: плеснул бальзамчику (возможно, «Прикамского») на слегка засыпанную отвалом душу Шурика.

Часть шестая. Байки из раскопа

Коленные чашечки

«Пожалуйста, передай коленные чашечки в восьмое погребение», - попросила Ксюша к счастью встретившегося на вокзале Дениса Васильевича. Как раз он вот-вот должен был отъехать в славный Пыскор, где очень ждали не только Дениса, но и обещанных им банкира, поэта и тушенку.
Так получилось, что в предполагаемые последние дни на раскопе появлялось все больше и больше погребений. Как назло, людей было мало, погода была отвратительно холодная, но все мужественно продолжали копать. А материка все не было, зато были жмуры!!! Естественно, все люди были посажены по могилам. В качестве сопутствующего инвентаря для расчистки погребений использовались (с особенным восторгом новичками) ложки, ножи, шпатели, совки, лопатки и собственные пальцы, оказавшиеся самым удобным инструментом.
В этот день Ксюша собралась ехать в Пермь. Дабы не терять драгоценное время до отъезда автобуса, она решила напоследок порасчищать кости жмуру №8. Это был крупный скелет с мощными костями ног. К сожалению, из-за нехватки времени очистить его Ксюша успела лишь ниже пояса.
Известно, что чистить пальчики и ребра - работа тонкая, ибо они имеют обыкновение постоянно рассыпаться (попробуй, блин, потом пойми, где какая фаланга), коленные чашечки же из-за своей мобильности постоянно оказываются в отвале.
И вот, вынув чашки в очередной раз из отвала, Ксюша машинально положила их в карман, подумав, что перед фотографированием положит их на исходное место.
До автобуса оставалось полчаса. Идти до остановки 2 километра. Сергей Иванович Кульбиков, отъезжающий с Ксенией, начинал нервничать и по-доброму, но ругаться, пытаясь тем вынуть попутчитцу из погребения № 8. Наскоро закинув вещи в рюкзак, попрощавшись с ребятами и пообещав в очередной раз приехать на отвальную, Ксюша и Сергеем Ивановичем стартанули до автобуса. Поняв вскоре, что опаздывают, ускорились. «Как хорошо, что я не курю», - подумала Ксюша, набирая ходу при подъеме в гору.
Вот бежит Кульбиков, бежит Ксения. Вот звучно гремят в ее карманах деньги, кусок бивня мамонта, найденный накануне прогуливающимися по берегу Камы Жуковским и Головчанским, и коленные чашечки, которые она так и забыла вернуть на место. "Заскакиваем мы с Сергеем Ивановичем в автобус, достаю содержимое своих карманов…Вот мы посмеялись, придумывая варианты возможного дальнейшего применения чашек. Потом вспомнили, что на вокзале, возможно, встретим Бубнова, с ним-то и пошлем чашечки на родину, в погребение № 8."

Сообщение на пейджер 15.08.2002



«Дорогие археологи! Очередной раз поздравляем вас с днем археолога. Чувствуем, что с приездом команды Бубнова праздник особенно удастся. Надеемся, что вы сегодня спать будете плотно и крепко. Пусть ничто не омрачит ваше завтрашнее утро. Скучаем по вам и по погребениям.


P.S. кстати, Денис, пожалуйста, не забудь отдать коленные чашечки Грише».

Часть седьмая, посвященная Роме Мельничуку.

Жизнь продолжается!

Ранним июльским утром некоторое количество людей с гигантскими рюкзаками, иллюзиями, коробками с едой и лопатами, тщательно впихивали себя в сравнительно небольшой автобус, безмятежно стоящий около входа во второй корпус Универа. На все это немного надменно и свысока поглядывали Алексей Максимович и Владимир Ильич. Наверняка им-то было особенно забавно смотреть на людей, собирающихся в некий Пыскор дней на двадцать…
Итак, набитый доверху преимущественно археологами, автобус с многообещающей надписью на борту «Жизнь продолжается!» отъехал-таки с территории alma mater.
Заняв в этом автобусе место для собственного филологического тела, было довольно интересно наблюдать, как по ходу стремительного движения автобуса его положение ежеминутно изменяется. Поскольку места в автобусе было мало, пришлось смириться с тем, что ноги ниспадали где-то в районе головы молодого человека, сидящего на ступеньках автобуса и крепко держащего удочку. Заметим, что тогда мы еще не предполагали, насколько сильна в этом молодом парнишке любовь к природе, которая выражалась в безумной безудержной любви к рыбалке. Да-да, Роман наивно полагал, что, порыбачив пару недель на Вишере, он вернется в Пермь, но…
Два месяца несчастный вынужденно находился в Пыскоре и смиренно копал. А материка все не было…

Разное-заразное

Взгляд со стороны

Поскольку мы, филологи, оказались в инородной среде, наше восприятие археологической реальности с ее составляющими и сопутствующими элементами, было наивно-зеленым.
Как известно, археологи пошутить горазды, а тут появилась такая возможность развернуться их искрометному юмору! Согласны с тем, что сам факт: филолог с лопатой - это смешно, а уж филолог, расчищающий погребение, например, из 4-х жмуров, посыпанных зачем-то известью, - просто обхохочешься. На наивный вопрос, что с ними случилось, начальник между делом отвечал: «Ничего страшного, чума какая-нибудь!» Как-то после этого слегка начинало потряхивать, руки начинали нервно вздрагивать и чесаться.
Однажды на вопрос, как узнать, сколько лет скелету, Григорий Петрович с серьезным лицом ответил: «А ты лизни косточку, если прилипнет к языку - скорее всего старый».
Помнится, было весело, когда уже вечером Светлана дорисовывала очередного скелета, мы находились рядом в качестве группы поддержки, закрывая Свету пенками от жутко холодного ветра. В это время в лагере археологи мужского пола, вот уже который час варили ужин под чутким руководством Стаса Лившица.
Вечерело. Под присмотром Ген Саныча мы вынимали скелет и складывали его в мешок. Сам факт, что филологические девушки ковыряются в костях пятисотлетней давности, в то время как матерые археологи варят плов, совещаясь, какую приправу лучше добавить, нас чрезвычайно повеселил.
Археологи, не просто веселые люди, но и крайне находчивые (порой не перестаешь удивляться оригинальности их некоторых действий). Ну, кто может подумать, что ночью можно зарисовывать профиль двухметровой стенки. Оказывается, легко! Этот воистину героический поступок совершили в последнюю ночь Головчанский с Жуковским. Говорят, наощупь рисовали, чудаки. Вот бы те, кто должен проверять их отчеты, проверяли бы их тоже наощупь.

Домой!

Из Березников в Пермь возвращались на большом автобусе «Мерседес». Скинув палатки, рюкзаки и ведра с черепами в багажник, мы почувствовали себя на грани возвращения к цивилизации.

В автобус начали входить пассажиры: грязный Жуковский с грязным Вадиком, солидный Кульбиков, предательски переодевшийся дома в деловой костюм, Леха с сидящей на плече Эсмеральдой, молодая девушка с ребенком на руках, Григорий Петрович с рюкзаком и Красовская с черепом, нежно завернутым в кулечек из под хлеба.
После остановки в Челве Эсмеральда незаметно мигрировала к Ксюхе на колени, таким образом, заняв соседствующее положение рядом с черепом. Неизвестно, почему археологи так спокойно грузят черепа в вёдра и даже не волнуются за их сохранность. "Ксюхин" череп, к счастью, не влез в ведро, да и вообще она испугалась за его возможную сохранность в ведре, все-таки хрупкая вещь - на коленях спокойнее!

Тест на археологичность

Что такое отвал?

а) археологи, сбившиеся после 24.00 в массу, напоминающую кучу
б) уход нежелательного человека
в) то, что двигают первокурсники и прочая молодежь
г) это круто!

«Отвальный дятел» - это…

а) человек, присутствие которого нежелательно и его просят отвалить куда-нибудь подальше
б) новичок в археологии, обреченный отбрасывать землю, оставшуюся от мнса
в) тот, кто копается в отвале в поисках чего-нибудь вкусного
г) птица, обожравшаяся до отвала

Место наибольшего скопления археологов после 24.00

а) на раскопе с лопатами
б) молодежное общежитие №1
в) на раскопе с рюкзаками, содержимое которых…(по умолчанию)
г) у костра с гитарой
д) на кладбище

Любимое развлечение археологов

а) не копать
б) бить местных
в) копать ложкой могилку
г) ковырять грязным пальцем в ребрах, глазницах, бедрах 500-летней давности
д) любоваться с пыскорской горы близким местонахождением зеленой палатки

Кто круче всех в КАЭ храпит?

а) Жуковский
б) Жуковский
в) Жуковский
г) Жуковский, сволочь

Рост Кульбикова

а) два Вадика
б) 1,5 лопаты
в) 38 кошек типа «Эсмеральда»
г) полкреста, стоящего на пыскорской горе

С какой целью Рома Мельничук поехал в экспедицию?

а) покопать
б) порыбачить дней на десять
в) подвигать отвал
г) подумать о жизни

Любимое выражение начальника КАЭ

а) «На раскоп!»
б) «Перерыв!»
в) «Как карта ляжет»
г) «Давай, Сань, покурим»

Куда уходил Киреич на несколько лет?

а) туда, куда не ходят поезда
б) за пивом
в) за девушкой (стопудово, Ольгой)
г) по воду
д) по водку

Менеджер по организации помывки археологов в бане

а) Настя Васильева
б) Витек Васильев
в) бабушка Насти
г) дедушка Насти

Что готовили Стас Лившиц и Денис Изосимов в один из прекрасных летних дней?

а) то, что накопали за день
б) то, что не успели спрятать местные жители
в) плов
г) селедку под шубой

Кто получил от местных в первый же день в дычу?

а) начальник
б) Жуковский
в) Джеф



г) все трое

Наспинная надпись на Александре Сергеевиче

а) «Все козлы!»
б) «Я крут!»
в) «Пни меня!»
г) «Охрана, на!»

Резиновое изделие, используемое археологами в этой экспедиции чрезвычайно редко (а зря…)

а) резиновое изделие №1
б) резиновое изделие №2
в) резиновые перчатки
г) резиновая лодка

Любимый инструмент археолога

а) лопата
б) ложка
в) гитара
г) женщина

Кого воспел Изосимов в своих знаменитых сонетах

а) зеленую палатку
б) Эсмеральду
в) Головчанского
г) некую Веронику А.
д) аспирантуру

Зачем каждый вечер Стас Бояршинов ходил на родник?

а) мыть чашку
б) мыть ноги
в) стирать носки Лехи Пищерева
г) на стрелу

Сколько раз посещали лагерь местные?

а) один раз
б) пару раз
в) много-много раз
г) у-у-у-у

Любимое экстремальное развлечение археологов

а) встать в 6 утра и пробежаться по росе
б) позвонить по сотовому телефону в соседнюю палатку и спросить, как дела или что с собой брать поесть
в) «набиться» в 4-х местную палатку вдесятером
г) перенести палатку, с находящейся внутри Настей Васильевой на пару метров в сторонку от прежнего местонахождения
д) поесть горчичку в исполнении Шатунова
е) закидать раскоп под ливнем
ж) почистить зубы под луной
з) покормить комаров собственным телом
и) сходить за водой
к) ночью сыграть с местными Рональдо в футбол

Самая популярная в экспедиции марка сигарет

а) Winston
б) Primston
в) Belomorkanal
г) Java

Еда, обожаемая первокурсницей Ольгой Лялиной

а) крошки
б) ножки
в) рожки
г) свежее мясо с кровью

Что копали в Пыскоре?

а) червей
б) городище
в) подземный ход
г) грядки

Добавлено: 02.01.2003

«« Обратно

Полевой симпозиум


Научная мысль, как известно, на месте стоять не может. Известно также, что всяческие ретрограды и недотепы любят совать ей, научной мысли, палки в колеса*, оттого она, родимая, вынуждена сдерживать свой галоп**, отчего страдает все прогрессивное человечество***.

На этой странице мы намерены разместить тексты высоконаучных статей, тем самым нанеся ощутимый урон косности и верхоглядству, равно как консервативности и твердолобости.
*Интересно, как выглядит повозка, в которую впрягли научную мысль?

** Вся в мыле, язык на плече...

*** "Чтоб мир всегда был солнечным - у всех одна мечта..."
www.artstroy33.ru © 2001 — 2012
Алёна © 2001 — 2012